Записки неофита: игра в карпа

игра в карпа
Летняя природа предстает перед нами во всей собственной полноте. Сила и концентрация живого зашкаливает — на каждом сантиметре почвы, в воздухе, в воде жизнь звучно заявляет о себе: то стрекотанием кузнечиков, то жужжащим полетом дневных бесшумным ночных и — мошек мотыльков. Птицы пикируют к воде, поднимаются в атмосферу и парят в том месте, как дельтапланы. С острия травинок стартуют божьи коровки, начиная собственный полет в неизвестность. Жизнь везде, куда ни направишь взор. Она так уверена и неколебима, ее громкие трели, негромкие шорохи, полнокровная зелень так неопровержимы и ясны, что думается, словно бы лето ни при каких обстоятельствах не закончится. Одна возможность осени и угасания среди такого броского торжества судьбы думается абсурдной. И в эту сказку о лете окончательно с радостью веришь внутри, не думая о возможностях, вливаясь в неспециализированный поток судьбы, радуясь тому, что почему-то конкретно сейчас являешься его неотъемлемой частичкой.

Лето — дионисийская пора, танец летней природы по темпераменту дионисийский. Недаром Дионис в Греции- считался всевышним производительных сил природы, виноградарства, вдохновения и виноделия. Ничего общего это зашкаливание живого не имеет с ясным темпераментом и холодным осени и выжидающе-ласковым характером весны.

Мы с радостью и довольно много посещали водоемы в течение прошлого лета, к чему располагало и само летнее состояние, с его рвением каждые выходные покинуть душный город, и попадание моего летнего отпуска на июль месяц. Отдых все еще отзывается в давешними воспоминаниями о школьных каникулах, с их играми, удочками и сбитыми коленками. Летнее дионисийское волшебство опьяняет — особенно на пруду, где думается, что не существует ничего, не считая тут и по сей день, берега и воды, выпрыгивающей рыбы, палящего солнца.
Летняя ловля, с учетом того события, что рыба была весьма активна, имела собственные особенности. Они касаются и количества прикормки, и частоты перезабросов, и нюансов по нахождению на берегу — с учетом разгула и погоды насекомых и всякой живности. В жаркий июньский день 16-го числа мы отправились на двухсуточную рыбалку на один из отечественных любимых водоемов Харьковской области. Через открытые настежь окна автомобили на автостраде с шумом врывался тёплый ветер. Дорога встречала нас полностью ясным небом и заливающим целый атмосфера солнцем, а пруд — негромкой водной гладью с чуть заметной рябью, постоянными всплесками и зелёными берегами гуляющей рыбы.
Мы расположились на заблаговременно забронированном секторе, и я в первую очередь распаковала маркер. Вообще-то, мне заблаговременно были известны особенности на этом месте лова — наличие участка жёсткого дна под другим берегом, так называемая «бровка», а дальше — плавное понижение и илистое дно глубины до самого берега. Мне хотелось посредством маркера совершенно верно отыскать границу перехода жёсткого дна в мягкое, чтобы расположить в том месте собственные оснастки, вдобавок, быть может, отыскать какие-то перепады глубины. Но моя выдумка была неудачной: расстояние ловли в этом участке пруда такая, что карповым удилищем весьма легко «перебросить» пруд, что я и сделала: красная точка маркерного поплавка показалась в зелени кустов на другом берегу. Запасной маркерной оснастки у меня с собой не было.
игра в карпа
Было нужно забрасывать удилища «на глаз» под другой берег. Собрала сподовое удилище, закинула его, примерно запомнила расстояние, поместила плетенку в клипсу на катушке, чтобы любой раз отправлять спомб приблизительно на одинаковый уровень. Потом примерно закинула рабочие оснастки. На таковой дистанции (не более 40-50 метров) и близости другого берега восприятие расстояния на воде искажается не через чур очень сильно — хотя бы приблизительно при отсутствии маркера возможно создать себе прикормочное пятно и расположить в его пределах рабочие оснастки.
Чтобы отмечать расстояние на рабочих удилищах, я ставлю на лески метки из изоленты — это весьма эргономичный и стремительный метод отметить нужную расстояние заброса. От бобины изоленты отрезается маленькой, длиной в сантиметр, кусочек, что наклеивается на леску и хорошо прижимается к ней. Лишние кончики изоленты отрезаются. Получается достаточно красивая метка, которая не скользит и не слетает. Я помещаю леску в клипсу на уровне метки и делаю заброс, после чего вынимаю леску из клипсы, отпускаю фрикцион и устанавливаю удилище на подставку. В случае если происходит поклевка, то после вываживания, при необходимости правильного перезаброса по метке, я сначала перезабрасываю «в никуда» — так, чтобы метка вылетела через кольца удилища. Позже подматываю леску, метка возвращается на собственный место. Помещаю леску в клипсе на ее уровне — и забрасываю в том направлении, куда мне необходимо. Такая процедура существенно упрощает ночную ловлю, когда после вываживания необходимо закинуть удилище в прикормленную точку.
После клипсования я начала вечерний стартовый закорм: в точку послала около 20 спомбов, заполненных смесью зерновых, небольшого пеллета и маленького количества бойлов. Уже через час-полтора мы узнали ответ от рыбы, поймав пару маленьких карликов весом от 1 до трех килограмм. В тот вечер испытала бойловую насадку необыкновенной формы — снеговик из двух тонущих бойлов, обрезанных по краям так, что в следствии получалась прямоугольная насадка. Почему-то, которая известна лишь рыбе, конкретно насадку этой формы предпочитали зеркальные карпики весом 1-3 кг. На другие насадки они не отзывались. Добрасывала прикормку в точку после каждой поклевки-двух, увеличив в прикормке количество бойлов, сохраняя надежду, что они будут содействовать удержанию рыбы в точке. Возможно, мне это удалось, потому, что в течение ночи поклевки длились. Но размер рыбы оставался маленьким. Самый большой пойманный за эту рыбалку карп был пойман ночью и весил 4 кг.
игра в карпа
В 2:45 ночи меня разбудили три маленьких сигнала одного из сигнализаторов. Остановилась понаблюдать за происходящим, и где-то через полминуты — еще пара отдельных сигналов на том же сигнализаторе, наряду с этим свингер оставался неподвижным. Причиной таких робких поклевок довольно часто становились флирт маленького размера, так и сейчас: недолгое вываживание принесло на берег амура весом 2,5 кг. Насадка была большой, около 25 мм в диаметре, нейтральной плавучести и в воде напоминала «столбик». На подобные столбики — из бойлов либо кукурузы — регулярно у нас отзывался амур.
После активного вечернего и ночного клева весьма хотелось отдохнуть, но не удалось: комары и выполняли прямо над ухом собственную неприятную песню. Вот еще один момент, касающийся кемпинга: получая палатку для рыбалок, стоит позаботиться о том, чтобы в ней находилась москитная сетка на входе. Большая часть добрых карповых палаток владеет этой опцией, и, в целом, имеют пару вариантов входов: прозрачная дверь, «москитка», цельный закрытый вход. Москитка легко незаменима летом — и в теплые ночи, когда в закрытой палатке становится душно, и особенно днем, в случае если жара разрешает отдохнуть в палатке. Нужно, чтобы «москитка» и вентиляция предусматривалась не только на входе, но и на задней стенке палатки. Это создает добрую циркуляцию воздуха. Во многих моделях карповых палаток предусмотрены такие задние вентиляционные окна.

На два дня рыбалки, с учетом, что незадолго до с применением в прикормке небольшой фракции клевала маленькая рыба, решила мало поменять состав в пользу большой фракции. Прикармливала лишь бойлами и пеллетом различного (по большей части, большого) диаметра. Зерно не я применяла вынужденно, потому, что оно прокисло на жаре, и кормить им опасалась (как выяснилось в будущем, напрасно). После утреннего закорма всегда пыталась лечь то тут, то в том месте, но солнце скоро входило в силу, уже с утра наступила жара, от которой не выручала даже тень. С матрасом перебралась в тенек деревьев, но и в том месте поспать не получилось: в этом случае мешали мухи. Все-таки прав классик:
«Ох, лето красное!
обожал бы я тебя,
В то время как б не зной, да пыль,
да комары, да мухи».
Утром после прикармливания рыба также не так долго осталось ждать отозвалась, и опять в основном товарного размера. Повышение размера насадки, не смотря на бытующую точку зрения, не отсекает небольшую рыбу, но только увеличивает количество холостых поклевок. Но, чаще рыба весом от 1 до трех килограмм способна всосать и весьма громадную насадку. Да что в том месте 1-3 кг: мы ловили карася весом около 300 граммов, что превосходно засекся на оснастку с 18 мм бойлом!.. Исходя из этого мне думается, что единственный действенный метод отсечения небольшой рыбы — это прикормка: повышение ее фракции, исключение из нее «сыпучих» компонентов и пыли, повышение количества большого жирного пеллета и больших бойлов.
игра в карпа
Днем была дикая жара, поклевок не было и не ожидалось, как внезапно в 14:00 — активная поклевка-«паровоз». После подсечки по ощущениям стало ясно, что, наконец, нам попалась большая рыба. Карпа удалось довести практически до берега, но он легко, достаточно нежданно и без рывков сошел где-то в десяти метрах от берега. Перед тем, как уплыть, этот карп продемонстрировал собственную пояснице над водой, вынырнув и погрузившись, как это делают дельфины. И да, это был вправду громадный зеркальный карп, на прощание махнувший плавником. Вымотала удочку и заметила, что собственной леской зацепила чью-то фидерную оснастку, которая прочно обвилась около моей снасти. Быть может, зеркальный трофей был пойман на эту чужую оборванную оснастку, через чур ласковую, чтобы совладать с таким красавцем.
За день до отъезда на пруду вылупились новые утята. Один из них вылупился раньше вторых, был пойман прямо под си-жей и дан управляющему. Через пару часов замечали, как утка с десятью только что вылупившимися мелкими утятами быстро-быстро уплывает куда-то в сторону вершины пруда. А нам пора было «уплывать» в город, чтобы возвратиться на праздник лета на этом пруду через весь месяц.
Ровно через месяц -16 июля — мы опять приехали на этот пруд, в тот же сектор. В этом случае я более бережно обращалась с маркером, стараясь вычислить силы и не перебросить пруд, отыскала границу перехода жёсткого дна в мягкое и маленькую яму. За этим процессом меня застал неожиданный недолгий ливневой дождь.
Вечером прикормила точку ловли посредством лодки охраны, включив в прикормку разные бойлы и пеллет, зерновую смесь и мало «крупнофракционной» сыпучки. К семи часов вечера все удилища были закинуты. Если бы знала, что поклевки нужно будет ждать более 12 часов — тут же отправилась бы дремать. Но, «знал бы прикуп — жил бы в Сочи…». Мимо удочек довольно часто плавали утки, они же ходили по дорожке мимо беседки и около монтажного столика, подбирая обрезки бойлов и рассыпанное зерно и о чем-то постоянно крякая.
игра в карпа
На собственных первых карповых рыбалках я толком не умела дремать ночью, и просиживала в беседке практически до раннего утра, делая кофе друг за другом. Мир был хорош к нам, и в такие вечера дарил добрых и занимательных собеседников, которые и делились рыбацким опытом, и просто вели диалоги. Практически любой выезд на рыбалку приносил знакомства с новыми людьми, с которыми вряд ли когда-либо удалось бы пересечься, если бы не рыбацкий мир. Отечественный чайник неоднократно за вечер закипал, лился чай и кофе, лились беседы, лилось время, лилась летняя вода в пруду, летние дожди.
Мое кофепитие в первые дни до трёх часов ночи не имело никакого смысла — рыба почему-то не клевала. Позже стало примерно светло, по какой причине (примерно — в силу того, что ни при каких обстоятельствах о таком запрещено знать точно). Первая поклевка произошла примерно в восемь часов утра, а позже днем, часа в два. Эта рыба сошла прямо около подсака — карп неожиданно выпрыгнул из воды, сделал «свечу» и был таков. Я стояла с удочкой в растерянности, с чувством честного поражения. До вечера у нас было еще две поклевки карпа весом до двух килограмм.
Вечером — обильный закорм с лодки охраны. В этом случае я решила рискнуть кормить только-только начавшими прокисать зерновыми. От прикормки исходил резкий кислый запах. Территорию закормили достаточно широкую, но уловистой была лишь одна маленькая точка, как раз та, где маркером помой-му отыскала маленькой перепад глубин. Клевать начало с восхода солнца, и дальше в течение всего дня клевало иногда по схеме «пару поклевок подряд — затишье». Я не буду останавливаться на описании поклевок маленьких карпов от 1 до трех килограмм — их в течение дня было около десятка. Сообщу лишь о самых больших карпах той рыбалки: в 8:40 мы поймали карпа весом около пяти килограмм, в 12:10-немногим больше5кг. В течение дня неоднократно происходили поклевки «из-под спомба».
игра в карпа
Какие выводы возможно сделать об этой рыбалке?
Первый вывод, что напрашивается — прикормка была более действенной. Единственное, что в ней изменилось — это зерно: на следующий день оно начало прокисать, и запах прикормки был кислым. Вероятно ли, чтобы рыба охотнее отзывалась на «кислую» прикормку? Думаю, быть может, по какой причине нет? Но, скорее всего, объяснение того, что в первые дни у нас практически не клевало, а на вторые клевало деятельно возможно второе. В первые дни и справа, и слева от нас пребывали соседи с карповыми снастями, которые перебрасывали их через целый пруд. Лески были натянуты много рядом между собой. Отечественный сектор был «промежуточным» по ходу рыбы и с обоих сторон был зажат лесками соседей. На следующий день на отечественной стороне пруда не было никого, и рыба перемещалась вольно, натыкаясь лишь на отечественные лески.
Еще один принципиальный момент -это постоянное докармливание точки, что думается крайне важным при высокой активности рыбы. Карпы пылесосят дно весьма скоро, и отсутствие прикормки может привести к тому, что рыба сектор. Нужно постоянное поддержание интереса рыбы к точке. Активное и обильное докармливание при наличии признаков и поклёвок высокой активности рыбы думается верным и обоснованным. В то время как рыба деятельно питается в точке и реагируют на прикормку, происходят «поклевки из-под спомба» — именно это мы и замечали.
Так же, как серьёзным есть докармливание при высокой активности рыбы, при низкой оно может стать тщетным. При отсутствии рыбы в точке, либо вялом ее питании, заваливание сектора прикормкой, мне думается, скорее приносит вред, чем пользу. Частенько приходится замечать, как рыболовы докармливают собственные точки довольно часто и помногу при отсутствии клева, сохраняя надежду, по всей видимости, привлечь рыбу. Но разве большее количество прикормки больше завлекает рыбу? Прикормка — это весьма сильное оружие, которое легко может начать трудиться против того, кто его использует. Но никакая прикормка не окажет помощь, в случае если место выбрано неверно, либо рыба легко практически не питается по каким-то внешним причинам. Я слабо верю во всякие стимуляторы аппетита и не пологаю, что карп с низкой пищевой активностью внезапно начнет деятельно питаться, заслышав запах какого-то ароматизатора либо взяв сигнал от аминокислотного комплекса. Все эти штуки, думается, могут увеличить количество поклевок при уже наличествующей активности рыбы, но никак не позвать ее. Так, применение разных жидких стимуляторов, по всей видимости, более актуально на соревнованиях, когда одна поклевка может выяснить призовое место, чем в обстановке простой рыбалки, когда количество поклевок — пять их либо семь — не столь принципиально важно…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × 4 =