«Рыбачьте с нами» — Подледная ловля налима на Онежском озере

Онежская весна

Просмотров: 659

К списку публикаций

Евгений Кузнецов

…Вот он уже подо льдом. Упруго движется, отталкивается ото льда и не желает лезть в лунку. Никак, никак нельзя его упустить, ведь тогда можно совсем остаться без рыбы. Примета верная: упущенная первая рыба — вся рыбалка насмарку. Ещё с детства подмечено, а потом подтверждено не раз. А впереди всего три дня. Но постепенно движения рыбы замедляются, она устала упираться об лёд, и наконец-то её голова попала в лунку. И тут же застряла. Как это часто бывает с налимом, а мы нисколько не сомневались, что это именно он. Чувствуя опору, эта одноусая бестия пытается зацепиться за любую шереховатость изгибами тела, хвостом, плавниками, чтобы обрести свободу. Используя мускулистое тело, покрытое обильной слизью, и плавные сбрасывающие движения, налиму это всегда удаётся при попытке удержать руками. Но тут крючок в пасти, а значит шансов у рыбы никаких. Тьфу, тьфу, тьфу… Лишь бы не сглазить, ведь она ещё где-то там, в ледяном стакане. Шнур в натяг, и дело постепенно сдвигается с мёртвой точки. И вот показалась голова, затем лезет хвост из лунки, и красавец цвета коричнево-оливкого мрамора вытащен на лёд. Первый. Онежский.

Первые шаги
Ещё дома, пока я собирал снасти на рыбалку, в голове крутился дурацкий детский стишок, где все слова на букву О: «Отец Онуфрий, обходя окрестности Онежского озера, обнаружил…» Что он там обнаружил и чем закончилась эта душещипательная драма, всем известно. К чему бы это? Может, к тому, что на этом водоёме я ещё не бывал? Всё время пролетали мимо по пути на Кольский полуостров в поисках сёмги, крупной щуки, чёрного окуня торфяных озёр и трофейного хариуса. А из-за недостатка информации мозг выжал из тёмных подвалов памяти всё, что мог, в виде детских ассоциаций.

Но стоит только задать мечте вектор движения, и она обязательно приведёт к цели. Так случилось и на этот раз. Собравшись на Онежское озеро, мы начали изучать интернет по поводу уловов, снастей и мест, где можно остановиться. С местом было проще всего: база «Якорная» на южном берегу озера, возле реки Свирь.

В нашем двухэтажном коттедже комнаты с двумя кроватями, кухня с плитой, микроволновкой и холодильником, два туалета, душ, холл с телевизором. Много батарей, есть где бельё просушить, всё чисто и уютно. А еду мы можем приготовить сами из пойманного улова, при этом мотивация в его поимке значительно возрастает.

Находясь на большом безбрежном водоёме, где нет зрительных ориентиров и карты глубин, выручить от «стрельбы в молоко» могут только два момента. Местный проводник, у которого точки клёва забиты в JPS, или хорошее зрение, чтобы издали в утреннем тумане разглядеть толпы местных рыболовов. А ещё лучше бинокль, чтобы вовремя заметить тех, кто из них машет руками. Был бы телескоп, можно было бы и в глаза пойманной рыбе заглянуть, но это уже лишнее.

Проводник с базы привёз нас на точку, где ещё на прошлой неделе ловили рыбу, виднелись старые лунки и колышки чьих-то поставушек. И вот мы на льду уже три часа. Под нами луда со свалами от 8 до 12 м, дальше идёт свал в глубину. Расставлены жерлицы, на крючки которых мы насадили мороженную мойву, купленную по дороге. Пока тишина. Блёсны, балансиры, мормышки и «чертики» не приносят ничего. Жаль, что забыли в Москве эхолот (ну должны же были что-нибудь забыть по закону рыбацкого жанра).

Понимая, что нужно ломать ситуацию, в ближайшую лунку с жерлицей лью несколько капель огненной жидкости — подношение Поде. В Хабаровском и Приморском краях это обычное дело. Подя — дух реки или леса, которому малые народности (нанайцы, орочи, ульчи) приносят жертву перед рыбалкой или охотой, желая вызвать хорошее расположение к себе. После заселения казаками тех территорий произошло смешение традиций. Все местные рыболовы делают подобные подношения регулярно, и, как показала практика, они работают. Оттуда я и привёз сюда эту традицию. Наивно, конечно. Но рыболовы в душе немного язычники, раз верят во всякие приметы. Тут уж ничего не попишешь, если и давление не скачет, и луна в порядке, и ветер нужный, а рыба не клюёт, приходится надеяться на чудо и пытаться как-то повлиять на процесс. Посмеялись по этому поводу мои друзья, позлословили и разбрелись сверлить новые лунки в поисках удачливой. И вот результат, загорелся флажок. И где? Из тридцати с лишним жерлиц и поставушек — на той самой, в шаге от саней, в которую я плеснул зелье. Через пять минут, вуаля — налим на льду.

Через час поклёвка на мормышку у Сергея.

Чтобы сломать ситуацию окончательно, мои друзья тут же побежали плескать Поде подношения. Я смотрел на это скептически. Божок-то малых народностей, он, конечно, свой рубаха-парень и до спиртного падок. Но… Мало нальёшь — обидится, много угостишь, он на больную голову тебя и не вспомнит… Так и случилось. Больше у нас не было ни поклёвки. Если не считать нашего товарища, который ещё до моего подношения отъехал от нас к дальней группе рыболовов, почти за километр. Когда в оговорённое заранее время отъезда со льда мы приехали к нему, то были чрезвычайно удивлены. Рядом с его санями красовался шикарный сиг, где-то под 2 кг.

А пока мы фотографировали трофей и пытались сами что-то подобрать из блёсен и балансиров, товарищ принёс ещё пару хороших ряпушек, выловленных на блесну в виде латунного гвоздика. Правда, площадь облова нашего друга была в половину футбольного поля. И всё оно чернело от количества просверленных лунок.

Местные рыболовы, увидев взмахи рук и ажиотаж в нашей группе, тоже подъехали. Но у них, как и у нас, ничего не получилось: не оказалось нужной приманки или просто было упущено время. Ряпушку местные называют грязнулей за её чёрную мордочку. Ну что ж. От нуля мы ушли, ужин из свежей рыбы обеспечен.

Каждая рыбалка — это маленькое открытие

На следующее утро мы встали ещё затемно, чтобы успеть проверить оставленные в ночь жерлицы и переместиться на новое место. Ни одна жерлица не сработала, значит, место было выбрано не то. А пойманный мною налим был просто насмешкой Поди. Перемещаемся к большой группе рыболовов, здороваемся с ближайшим из них и задаём несколько вопросов: что да как и на что. И в это время у него происходит поклёвка на удочку, и он вытаскивает на лёд полуторакилограммового налима. Секрет прост. Местный налим клюёт на свежую, только что пойманную корюшку с подсадкой на джиг, блесну или поставушку, разницы нет. Нужна корюшка. Нужна, так нужна, решили мы, сверлим лунки, достаём мормышки, опарыш на крюк и вперёд — на поиски её родимой. Глубина от 7 до 12 м, как и на вчерашней луде. Я поставил вольфрамовую мормышку, чтобы было проще нащупать дно. Через несколько минут первая поклёвка у самого дна, затем вторая — все безрезультатно. Меняю удочку, выбирая ту, на которой леска тоньше (0,08 мм), и вяжу другую мормышку размером поменьше. Да… На такой глубине мормышка малоуправляемая в игре, она будет играть более плавно, но другого выхода нет. Вновь поклёвка, и на этот раз в лунке забегала тощая рыбёшка размером с палец.

Сразу запахло огурцом и от рыбы, и от рук. Начало положено. Друзья подтянулись ко мне. И дело пошло. В прилове попался бычок-подкаменщик с двумя крючками на жаберных крышках. Под Москвой он стал редкостью даже в ручьях, а тут на середине чистого озера прекрасно себя чувствует.

Рыбка за рыбкой, начали набирать подсадку для удочек. После вчерашнего затишья от этой азартной рыбалки отрываться не хочется. Да и рыбка пусть и мелкая, но очень красивая: голубые бока с зелёным отливом. А запах… Свежий огурчик, аж слюнки текут.

Кстати, ещё перед поездкой я оснастил удочки эластичной леской Yamato Winter с малой памятью для ловли живца. И остался доволен результатом. При сильных порывах ветра эта леска не катилась кольцами по льду, превращаясь в «бороду», которая будет в конце концов оборвана. Она ровной длинной петлёй вытягивалась и также просто собиралась, вслед за мормышкой опускалась в лунку.

Что ж, тема корюшки раскрыта, начинаем переходить к постановке жерлиц и ловле на удочку. Сверлим лунки, меняем места ловли, расходимся в разные стороны. Место перспективное, чувствуется в руку удар джигом по камням, не то что вчера. Мы поставили джиг-головки массой 25–30 г с крючком Gamakatsu, и уже пошли первые прижимы и ударчики. Но всё заканчивается холостыми подсечками, азартными репликами и сорванной с крючка рыбой.

В рыбалке всегда есть место для эксперимента. А не замахнуться ли нам… Нет, не «на Вильяма нашего Шекспира», как сказал герой Евгения Александровича Евстигнеева в фильме «Берегись автомобиля». Я решил испытать силикон на налиме, что до этого никогда не пробовал. Учитывая некрупный размер налимов и соответствующий размер его пасти, после нескольких безрезультатных подсечек решаюсь на эксперимент. Погода солнечная, свет сквозь бесснежный лёд проникает хорошо, налим активен и клюёт днём, так почему бы и нет? И насадил на пародию джига, сибирскую самодельную приманку «балду», напоминающую крупную мормышку с медной коронкой, не натуральную рыбку, а силиконовый твистер с пупырышками на теле, создающими акустический шум. Цвет я выбрал яркий, лимонный, хищник будет видеть издалека. На такую приманку ловили мы ленка на горных речках с подсадкой того же силикона или личинки усача. Первый час результатов не было. Изменилась погода, пошёл снег, стало сумрачно, и у всех клёв прекратился. Зато, как только прошёл снеговой заряд и солнце склонилось к закату, налим вновь проснулся. Стал клевать у друзей на корюшку, и меня не обошёл вниманием. Чувствую слабый тычок! Он здесь! Подо мной! Видимо, опять пытается безнаказанно сдёрнуть приманку. Снова стучу по камню и едва приподнимаю, держу навису, покачивая. Представляю, вернее, натянутыми, как струна, нервами чувствую, как силиконовый хвост медленно шевелится между камнями. Тук! Сжимаю нервы в узел, держу паузу, наверное, даже не дышу, давая налиму возможность заглотить поглубже, и только потом кистью делаю резкую подсечку. Есть! Опять игра в перетягивание при входе в лунку, и вот показалась голова. Дружище Сережа с фотоаппаратом уже наготове. Случайность это или закономерность, проверить я не успел, но то, что это работает, факт. Нужно будет завтра убедиться в этом. И при случае проверить в других местах.

Как сказали местные рыболовы, крупные (до 7 кг) экземпляры клевали здесь же, но две недели назад. Всё правильно, всё совпадает с рыбацкими приметами: хороший клёв был вчера, будет завтра и на том, дальнем берегу. А если серьёзно, то получается, что первыми на каменные луды выходят на нерест крупные особи, не подпуская мелочь. И только когда более взрослые собратья отгуляют свой праздник жизни, на подмостках танцплощадки появляется младшая группа. Прямо какая-то дедовщина из пионерского лагеря…

Ловили мы сегодня до темноты, налим продолжал питаться и не отпускал нас домой.

Испытание новой жерлицы

Пластиковые жерлицы компании A-elita знакомы многим рыболовам. Они компактны, удобны в перевозке, а оранжевый хвостовик виден издалека. Незначительным минусом считается короткая нога: при сильном ночном снегопаде утром трудно бывает найти их под снежной простынёй. В эту поездку мы взяли на испытание удлинитель ноги для привычной жерлицы. Он устанавливается между площадкой и ножкой жерлицы.

И пока мы проверяли свои жерлицы, снимая некрупных налимов, к нам подошёл рыболов из Питера, с которым мы познакомились вчера. Тогда он нам задал (как и мы в первый день своей рыбалки сидящим на льду) два главных вопроса: «На что ловится?» и «Какой клёв?» Сегодня он пришёл поделиться радостью: его товарищ поймал налима массой за 3 кг. Мы пошли поздравить счастливчика и сфотографировать его с трофеем.

Но это неплохо. Мы нашли базу «Якорная» с хорошими условиями проживания, познакомились с новыми местами, обменялись номерами телефонов с местными рыболовами, которые готовы сообщить нам о начинающемся клёве. И собираемся сюда приехать летом за крупным онежским лещом. Так что онежская эпопея для нас только начинается. Желающие участвовать в наших рыболовных экспедициях звоните нам, пишите нам и рыбачьте с нами…

Видео, посвящённое этой поездке, смотрите на «Рыбачьте с нами. ТV».

Источник

No tags for this post.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двенадцать − 5 =