Прогулки на свежем воздухе. продолжение

Прогулки на свежем воздухе

…Решил начать ловлю с занимательнейшего участка: в том месте озеро сужалось, и достаточно широкая отмель глубиной метра два с половиной сваливалась в шестиметровую природную, не прорытую земснарядом, яму. В случае если докинешь приманку до свала и верно ее совершишь, то практически гарантированно поймаешь щуку, в противном случае и двух, — они тут постоянно пасутся, поджидая на свале заплывшую с отмели небольшую рыбешку. Но еще не доходя до берега, я почувствовал плохое: вместо зыбучей песчаной дороги, которая раньше вела к этому месту (проехать возможно было разве что на танке), тянулась достаточно жёсткая поверхность, складывающаяся из битого бетонной крошки и кирпича (фото 1).
Чуть ли не бегом подошел я к берегу — так и имеется! Через пролив, от берега к берегу был проложен армейский понтон, причем, его край проходил как раз по свалу в яму… Да в то время как ж вы уже нажретесь?! какое количество возможно родную почву поганить? Ясно, что ловить тут сейчас не имело никакого смысла… Я собрал спиннинг и побрел дальше — предстоял километровый путь по намытому песку к узким каналам, оставшимся после гидронамыва в песчаном массиве.

Щука в том месте была, действительно, большая мне не попадалась — по большей части, все они были до полутора кило весом максимум. Но, как я сказал, рыба сейчас меня интересовала постольку-поскольку: просто не хотелось сидеть в таковой красивый весенний день дома, да и новые модели джерков необходимо было прокатать на громадной глубокой воде…

Слева, среди прореженных дубрав, показывались купола «нео-Версаля»: (фото 2) огромная территория была обнесена высоченным забором, за которым размешались пару дворцовых построек со всеми надеющимися такому «знаковому» месту прибамбасами — неестественными озерами-с островами на них, полем для гольфа и другими атрибутами судьбы людей, которые нахватались немеряно «плохих» денег (из СМИ знаю, что этот «Версаль» строил узнаваемый Иванющенко (Юра Енакиевский) для Януковича-младшего)…
Неторопливо пройдясь берегом убитой земснарядами Кончи, сделал в понравившихся местах с полсотни забросов различными джерками — никакой реакции со стороны щуки. Но, это было в полной мере предсказуемо — с того времени, как озеро разрыли, а на берегах в вагончиках поселились строители, с клевом в этих рыбных прежде местах дело начало обстоять печально. По другому берегу перемещались три спиннингиста, деятельно полоскавших в воде какие-то приманки — правый берег был более дешёв потому, что в том месте было пару эргономичных подъездов для автомобиля — по большей части, недалеко от шлюза, соединявшего Кончу с днепровскими заливами. Делаю для очистки совести еще пяток забросов и поворачиваю влево — ко все еще сохранившимся дубовым рощам, среди которых петляют те самые узкие канальчики, которые и были конечной целью моего путешествия. Ширина их в большинстве мест составляла не более 15-20 м, и они легко перекрывались при потребности питчинговым забросом, глубина же была порядка 2-3 м, причем, как и во всех прорытых земснарядом водоемах, начиналась сходу в полуметре-метре от берега.
Прогулки на свежем воздухе
Меняю джерк на более компактный, погружающийся со средней скоростью — идеально вписался в эти условия «Карасик» (фото 3) от мастера Максима Арабханова из Днепропетровска. Начинаю продвигаться по берегу канала вглубь дубравы, облавливая самый понравившиеся места. Проходит полчаса, сорок минут — ни одной поклевки. Меняю джерк на модель «Игла» (фото 4) (тоже работа Максима) — на тестировании он мне весьма понравился собственной живостью и тем, что допускал множество вариантов проводки. Дохожу до сужения канала: тут его ширина образовывает максимум 10 м, а на другом берегу лежит огромный выворотень — поваленное бурей, оторванное со всей корневой совокупностью из почвы дерево (фото 5). Протискиваюсь через узенький коридорчик в высоком сухом тростнике поближе к воде, к самому урезу подойти не удается, поскольку путь преграждает частокол из поломанного прошлогоднего тростника, твёрдого, как арматура…
Делаю первый питчинговый заброс наискось влево под другой берег: «Игла» идеально совершенно верно ложится в намеченное место — какая все-таки добрая вещь мульт! Расстояние проводки получается весьма маленьким, всего на десятка полтора потяжек с минимальными паузами. Делаю следующий заброс направо от выворотня, в маленький приямок — и практически на второй потяжке на крючки садится в полной мере товарная щука. В ней, по ощущениям, отлично за два кило, исходя из этого в этих условиях решаю с ней не миндальничать и тащить буром, поскольку любое промедление угрожало тем, что рыба имела возможность забиться в остатки прошлогоднего тростника. Благо, замечательная джерковая снасть разрешала выполнить силовое вываживание.
Прогулки на свежем воздухе
Начинаю скоро вращать рукоять катушки, стремясь поскорее подвести щуку к себе, в этот самый момент случается конкретно то, чего я опасался — она стремительным броском ныряет в корни тростника и в том месте останавливается. Как правило второй тройник джерка свободен и болтается снаружи пасти рыбы — им-то она и цепляется за любое подводное препятствие, и при таких условиях по теря трофея весьма возможна, если не неминуема. Спасти положение в таковой ситуации может лишь то, что щука сидит на крючках весьма прочно, а шнур разрешает тащить засевшую в крепи рыбу напролом — тут многое зависит от очевидного везения. Понадеявшись на крепость снасти, начинаю бережно тащить, пробуя вывести рыбу на чистую воду, с опаской дергаю удилищем во все стороны — увы, не оказывает помощь: щука ни в какую не желает расставаться со спасительным укрытием. В итоге, один из более сильных рывков заканчивается тем, что я, разумеется, приманку из пасти щуки, и освободившийся джерк быстро вылетает изводы, чудесным образом не попав мне в голову.
Прогулки на свежем воздухе
Обидно конечно, потерять хорошую рыбину, но с годами я начал относиться к этому философски: раз ушла, значит, так было необходимо — щука победила в честной борьбе, сожалеть в таких случаях не следует. Но подержал пару секунд на тройнике сильную рыбу, почувствовал ее сопротивление — уже приятно, да я ни при каких обстоятельствах и не был особенным рыбоедом, тем более, целый прошедший сезон фактически всю пойманную рыбу отпускал…
Пора и перекусить… Присел под цветущей душистым белым цветом юный грушей-дичкой, да и разомлел на солнышке. Пчелы в цветках дерева копошатся, пролетел куда-то по своим делам уже проснувшийся громадный мохнатый шмель, птички поют… Лепота! Не спеша, перекусил и медлено побрел дальше, решив перейти с каналов на скопление раскиданных среди песчаного плато рукотворных озер-блюдец, оставшихся на месте громадного залива Кончи. Рыба, среди них и щука, в них осталась. Щуку я в том месте ловил, снова же, некрупную, но это отнюдь не исключало наличия в приличных хищниц и этих озёрцах.
Прогулки на свежем воздухе
Среди простиравшегося до самого горизонта песка лежали озера, по барханам около росшей слева дубравы гоняли на квадроциклах два парня. За ними, держась на почтительном расстоянии, следовала спецмашина для перевозки этих самых квадроциклов. Развлекаются парни… Напрасно побросав на трех озерах часа полтора-два, решил идти к себе — до остановки маршрутки было минут сорок пять энергичного ходу, плюс с северо-востока скоро надвигалась громадная грозовая туча… Возможность возвращаться под проливным дождем не прельщала, исходя из этого я собрался, как говорят, «в темпе вальса», и скоро уже шагал к остановке. Я решил идти назад не по пескам, а выйти на дорогу, которая вела прямиком на Кончу Озерну, к шоссе. Но все равно опоздал спастись бегством: лишь я перевалил через высокие песчаные барханы, уже начавшие зарастать травой, и вышел на дорогу, как начался ливень, правда, пока несильный.
Обратная дорога огорчила. Вместо зеленых днепровских заливов и дубовых рощ, которые рань-
ше радовали глаз и скрадывали расстояние, делая прогулку приятной и неутомительной, сейчас возможно было видеть совсем другую картину. Песчаные дюны, протянувшиеся на много метров высоченные заборы (кое-какие из них так неестественны, что стоили, возможно, целое состояние), огромные, подчас поражающие наглой безвкусицей дома… А за ними показывались замытые в прошедшем сезоне небольшие заливы, где по весне ловили в большинстве случаев на удочку большого карася… Картина усугублялась тем, что одна дорога, которая раньше возвышалась над окружающим ландшафтом, сейчас шла как-бы по дну ложбины, образованной огромными намытыми песчаными массивами.

Ливень усилился и уже шел без перерыва, на дорогу с двух сторон стекала жидкая грязь… Куда делась прошлая первозданная красота этих мест? Вот тут раньше на обочине дороги лежали грудами большие гранитные булыжники, на которых обожали греться на осеннем солнышке змеи, свернувшись клубками… А вон в том месте была цепь заливов, где на блесну постоянно ловились окунь и щука… В сосновой рощице на берегу одного из них я собирал маслят… Ничего этого уже нет, и не будет ни при каких обстоятельствах. Лишь огромные дворцы, стыдливо скрывающиеся от людских глаз за нескончаемыми глухими заборами. Топать до шоссе еще было на большом растоянии, а ливень, тем временем, и не думал стихать: на душе было гадко, словно бы у меня обманом забрали что-то весьма дорогое сердцу…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × 1 =