История океанского дна

История океанского дна

Примерно семьсот миллионов лет назад на океанском дне обитали многоклеточные животные, чем-то похожие на плоских червей. Сейчас среди ископаемых остатков организмов не найдены свидетельства, которые разрешили бы охарактеризовать пути эволюции этих животных, но эти сравнительной анатомии и эмбриологии разрешают считать, что они случились от каких-то форм плавающих существ, вероятно личинок медуз, которые со своей стороны развились из примитивных одноклеточных животных.
Около семисот миллионов лет назад у круглых червей в ходе эволюции (возможно, в ответ на трансформацию условий экологии благодаря тесного сближения материков) появилась настоящая внутренняя полость, которая начала функционировать наподобие «гидростатического скелета»; это новое приспособление разрешило червям зарываться в рыхлый грунт дна океана и повлекло за собой происхождение множества разнообразных форм строения тела червей, когда указанный образ их жизни стал обширно распространенным.

В некоторых позднедокембрийских породах сохранились следы деятельности роющих организмов аналогичного типа. В связи с тем, что позднее окружающая среда стала более устойчивой, кое-какие из эволюционных линий червей развились в организмы, ведущие более всевозможный образ судьбы. Чтобы приспособиться к таким изюминкам образа судьбы, в большинстве случаев, требовалась перестройка строения тела, приведшая к появлению скелета. Главная эволюция видов, которые вели подземный образ судьбы, а потом превратились в жителей поверхности дна океана в кембрийском периоде, в будущем положила начало главным генеалогическим линиям животного мира, которые заняли наиболее значимые экологические ниши моря. После кембрийского периода мелководные морские животные стали более высокоспециализированными, и число их видов очень сильно возросло; это наводит на идея о постоянном развитии тенденции к стабилизации пищевых ресурсов. Организмы, питающиеся взвесями, процветали, применяя в пищу соответствующее содержимое верхней части водного столба, но и хищники стали более разнообразными. По-видимому, эта тенденция достигла пика (а возможно, «плато») собственного развития в девонском периоде, около 375 миллионов лет назад. Обычная фауна палеозоя, в итоге, провалилась сквозь землю в следствии сокращения разнообразия, которым сопровождалось вымирание организмов в периотриасовое время. Так, расцвет палеозойской фауны сопровождался улучшением условий экологии и повышением различий между зоогеографическими провинциями, в то время как ее упадок совпал с возобновлением неустойчивости экологии, которая стала более жёсткой, и уменьшением различий от одной провинции к второй. Случившийся в будущем раскол материков и их дрейф стал причиной образованию современной биосферы.
Сейчас мы живем в мире, отличающемся большим разнообразием фауны: число видов животных организмов, возможно, сейчас больше, чем когда-либо; с этим связано и громадное большое количество и разнообразие сообществ провинций; возможно, и то и другое по собственному разнообразию и богатству превышают все, что существовало ранее. Нам досталась страно разнообразная и увлекательная биосфера, и было бы катастрофой, если бы мы так нарушили равновесие экологии, что биосфера бы оскудела и большинство видов наряду с этим бы провалилась сквозь землю. Конечно, природные процессы, быть может, способны компенсировать потерянное многообразие животного мира, но для этого нужно запастись терпением и подождать, возможно… два-три десятка миллионов лет. В другом случае мы должны поработать, чтобы сохранить внешнюю среду в ее современном состоянии и тем самым сохранить разнообразие и богатство природы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

6 − 5 =