И вновь силикон

И вновь силикон
Как это часто бывает, в любом деле постоянно хочется достигнуть совершенства. Набив руку на воблерах и колебалках, я решил добиться успеха с силиконовыми приманками. До этого я на них ловил только иногда, от случая к случаю. Причина была в том, что ловил я неотёсанными снастями, которые не разрешали осуществлять контроль игру приманки различать касания дна, обнаружить бровки, отличать удары о коряги и подводные растения от хватки атакующей рыбы. А в то время как не чувствуешь в достаточной мере, что ж в том месте происходит под водой, то спиннинговая ловля преобразовывается в конвейер: закинул приманку, извлёк, опять закинул… Так с каждым годом я и продолжал (как и другие, похожие на меня рыбаки) процесс погони за новыми воблерами и колебалками в поисках новых ощущений от этих приманок, но, постоянно наступает осмысления и процесс насыщения…

Для меня он наступил в тот момент, когда мне подарили спиннинг Virus Pro Rod длиной 2,1 м, с кастингом 3-24 гр. На бланке спиннинга ниже заглавия компании красовалась надпись «Опытный спиннинг…». Я особенно не поверил написанному, не забывая высказывания более умелых рыбаков о том, что приличные палки стоят, как минимум, от 100 долларов. Но как ни необычно, этот спиннинг меня приятно поразил. После первого опробования я в него . Больше всего мне понравилась его чувствительность лишь сейчас я осознал значение так довольно часто видящегося термина «звонкий». Раньше у меня были спиннинги более медленного строя, более неотёсанные, через которые отлично передавался лишь чёткий удар, другие контакты с рыбой ощущались смазано, как зацепы за траву. Именно поэтому пруту для меня открылся доселе неизведанный пласт ощущений. Сейчас я уже отчётливо имел возможность выяснить скольжение по траве, столкновение приманки с корягой, дном, а самое основное — таковой долгожданный «тук» от хищника. Складывалось чувство, словно бы тебе дали микроскоп, и благодаря ему всё ранее незаметное стало обозримым.

Единственный недочёт, с которым я столкнулся — хрупкость этой палки. Она выдерживала критические перегибы но стоило где-то прижать при транспортировке, и в ней оказалась микротрещина, а следом, при забросах тяжёлой приманки, перелом верхнего колена. За полтора года я удачно сломал при забросах два верхних колена, но при вываживании рыбы ни разу аналогичных казусов не происходило. В последних числах Августа прошлого года при покупке очередного верхнего колена (так как старое уже не подлежало ремонту) я думал -куда лучше отправиться чтобы его испытать? Помогло неожиданное знакомство. Проходя по барахолке за Центральным рынком, я разговорился с продавцом контейнера, в котором реализовывали рыбацкие товары. На протяжении беседы он поведал, что ловит сейчас на Рубежном, и достаточно хорошо — на прошедшей рыбалке поймал сома на 11 кг. Услышанное меня заинтриговало, поскольку после Северского Донца, где пару добрых щук — это уже отлично, а дюжина в Рубежном (по его словам) — это не таковой уж и редкий случай. Энтузиазм, с которым сказал мой новый знакомый, вдохновил меня на поездку. Мы с ним познакомились (его кличут Юрий Павлович), обменялись телефонами и договорились о совместной поездке. Выезд был намечен на понедельник.

В большинстве случаев понедельник до этого дня ассоциировался у меня с какими-то неудачами, утратами… Но сейчас, несмотря ни на что, решил рискнуть. Утро выдалось холодным и ветреным. Доехали на автобусе до места и, добравшись до берега, стали качать лодки. В ходе сборки снастей я спросил, на что тут лучше ловится. Выяснилось что уже около семь дней Юрий Павлович предпочитает лишь лёгкие колебалки, одну из которых он мне и подарил. До этого времени я был уверен, что колебалки уступают воблерам и уокерам, исходя из этого пару часов напрасно хлестал ими по воде. Не взяв ни одной поклёвки. Не выдержал, и позвонил Юрию Павловичу: «У меня уже имеется две», — сообщил он. На мой вопрос: «на что?», — последовал ответ — «на колебалку».
Не очень веря в успех, меняю приманку. Делаю заброс и делаю равномерную про-
водку. Благодаря чувствительности «Virus Pro Rod» чётко отслеживаю горизонт проводки, касания травы, постукивание о стебли водорослей. Какое-то время меня затягивает водоворот удовольствия от управления и процесса контроля блесной, и я забываю обо всём. Да так, что вследствие этого блаженства не сходу осознаю, что кто-то упорно стучит по блесне. В то время как же, наконец, до меня доходит, то блесна поднимается над поверхностью воды, а следом за ей выскакивает растопырив жабры и плавники большой красавец-окунь. Увиденное меня возвращает к действительности. После следующей проводки я держу окуня в руках.

Сейчас ветер усилился, и отправился большой ливень. Я уже начинаю думать, что на этом рыбалка и закончится — роковой понедельник себя оправдал… Но я совершил ошибку — вставшие волны заставили двигаться засевшую в траве мелочь, за которой начала деятельно охотиться щука. Поймав окуня, я посмотрел на часы — было начало двенадцатого. После трансформации погоды поклёвки следовали где-то на каждой пятой проводке, щука нападала увлечённо, но было довольно много сходов. Через два часа клёва я остановился — кукан был полон, наслаждение получено. Пора бы и меру знать. Звоню Юрию Павловичу и информирую, что я уже отловился и выхожу на берег, чтобы сложиться и ехать. Он заявил, что ещё половит. Я основательно промок и замёрз до тех пор пока собирал лодку. Лишь воспоминания о доброй рыбалке согревали душу и вселяли надежду на скорое возвращения в Рубежное.

Надежды оправдались. Мы возвратились с Юрием Павловичем на это место через день, не смотря на то, что я не очень сохранял надежду на повторение успеха (дважды боеприпас в одну воронку не попадает). Но оказалось, что я очередной раз ошибался. Щучий жор длился 7 с таким же достигнутым результатом, а потом блесна начала сдавать позиции. Проанализировав собственные наблюдения, я заключил — температура по ночам начала падать, цветение воды замедлилось, она становилась более прозрачной. Это стало причиной тому, что рыба стала более осмотрительной, и сейчас её нужно выманивать из травы более медленной проводкой, на которой колебалка, к сожалению, не работает.
Я начал экспериментировать с силиконовыми приманками, которые у меня появились в коробке. Подбирал цвет, размер, вес джигголовки, получая более привлекательной проводки. Потратив около часа, я взял желаемый результат: подобрал тип проводки, размер и расцветку силикона — рыба снова стала исправно ловиться. Щука шла мерная — вся около килограмма. Но попадались и «трёшки». Юрий Павлович пару раз поразил, поймав на воблер щук под 5 кг.
Через пару рыбалок, нащупав определённые закономерности успешной проводки, после поимки нескольких экземпляров я начал уходить от привычных мест, пробуя найти новые в поисках более больших трофеев. Одна из таких испытаний закончилась курьёзом. Был жаркий октябрьский безветренный день, клевало весьма слабо, приходилось получать зависания силиконовой приманки в толще воды с еле уловимым дрожанием. Атаки происходили лишь после нескольких проводок над одним и тем же местом. С большим трудом поймав пару щук, заплываю между островков в надежде поймать затаившуюся в камышах рыбу. Дело в том, что между камышами вода в любой момент холодная и прозрачная, изобилует громадным числом малька, всё это должно завлекать хищника.

Заняв позицию так, чтобы солнце пребывало у меня за спиной, начинаю выманивать щуку воблером Sammy от Lucky Craft. Напрасно. Поменяв пару мест, уже желал было кинуть это занятие, как внезапно подмечаю перемещение камыша в направлении приманки. Мгновенно сосредотачиваюсь в ожидании поклёвки, но её не происходит. Пробую поменять скорость перемещения, делаю паузы. Ничего. Следуя интуиции, решаю поставить мелкий белый виброхвост на 3-граммовой головке. Была — не была, испытаю им. Собираясь положить приманку как возможно ближе к камышу, делаю заброс… в этот самый момент же досадный зацеп. Пару минут пробую вытащить приманку, стараясь мельче нашуметь, но напрасно. Поднимаю якорь и начинаю подтягиваться к зацепу, чтобы высвободить собственный виброхвост.

Но не тут-то было! При моём приближении «зацеп» неожиданно ожил и начал тащить меня за собой на протяжении камыша. Фрикцион, закрученный достаточно очень сильно, издавал жалобный треск. Уже осознавая, что около камыша у меня мало шансов победить, я захотел хотя бы заметить -кто же меня катает? Поднявшись на ноги, я заметил громадную щуку, которая увидев мою фигуру, сходу (причём, не торопясь) сильно развернула в камыши и, сделав плавный вираж около стеблей, без видимых упрочнений оборвала поводок. Некое время я сидел в прострации… Перед глазами мелькали сюжеты завершившейся борьбы, и я , остановившись как мумия. После такого монстра желание ловить всякую мелочь пропало. Захотелось поймать что-то подобное.
В надежде на зигзаг успеха я обогнул остров и отыскал ощутимое подтверждение тому, что большой хищник стоит в тени камыша. В этом случае это был большой сом, что незаметно выскочив из-под травы и пронырнув подо мной, легко задел спиной дно лодки. Услышав толчок, я поразмыслил, что столкнулся с ныряльщиком в гидрокостюме, но потом рассмотрел на мели сома. Его размеры были таковы, что мой спиннинг против него был — как будто бы спичка. Да, Рубежное в текущем году всё больше и больше меня приятно удивляло.

Следующим запомнившимся моментом было знакомство с Александром Валентиновичем, что предпочитал ловить лишь на колебалки собственного изготовления. Щук он ловил в любой момент, даже в полное бесклёвье. Силикон и вобле-ры он категорически отрицал, растолковывая это универсальностью собственных блёсен. Меня его позиция задела, и я внес предложение ему испытать ловить рядом, чтобы проверить, чья приманка будет уловистей, у кого будет больше поклёвок с одного места. Александр Валентинович отказался, сообщив, что для себя я уже всё проверил и терять время на тщетные вещи он не желает.
Но мне захотелось проверить предположение, которая появилась после поездок в Рубежное. Она пребывала в том, что рыба в различных точках клевала (не считая времени жора, когда она брала везде) в строго определённое время и в определённых местах. При знании этих мест и умении обращаться со спиннингом возможно постоянно быть с рыбой. Для проверки этой предположения, было нужно нарушить рыбацкую этику. С 8:30 до 12:00 я неотступно следовал за Александром Валентиновичем, располагаясь метров в тридцати от него. За это время Александр Валентинович поймал две щуки, а я — двух окуней и четыре щуки, причём, две из них с того места, на котором он не так давно ловил.
Убедившись, что силикон трудится не хуже его хвалёных блёсен, я ушёл в вольный поиск, где встретился ещё с одной «мамкой». Забрала она после обеда на выходе с русла на мель на жёлтый Mann’s 3 на джиге 5 гр. Разрешив приманке опуститься до растений, легко немного поднял кончик спиннинга и повёл приманку над ними. Через пару оборотов катушки услышал смазанный «тук». Делаю подсечку. Рыба на том финише шнура зарылась в траву, сейчас её приходится тащить в «шубе» из водорослей. Сильного сопротивления не было, и я сделал вывод, что тащу стандартную «килушку». Каково же было моё удивление, когда в полутора метрах от лодки всплыло укутанное травой бревно больше метра длиной и около 30 см в диаметре. Наружу торчал шнур, а 20 см поводка вместе с виброхвостом пребывали в пасти. Некое время мы в остолбенении наблюдали друг на друга. Обстановка была безнадёжной. Положение имел возможность бы спасти подсак, но Юрий Павлович приучил меня к тому, что рыбе необходимо давать шанс на равную борьбу… Тут щука голову и, обрезав шнур, не торопясь скрылась в глубине.

Отойдя от шока, я начал дрейфовать к месту высадки. Сейчас иначе приблизился Александр Валентинович. У него на глазах я забрал ещё одну щучку около кило весом и, ощущая себя победителем, вышел на сушу. На берегу продемонстрировал ему улов. В ответ он продемонстрировал собственный. Как выяснилось, после моего отъезда он вышел в необходимое время в известную ему точку и легко обошёл меня очередной раз, подтвердив мою предположение. В справедливости этого вывода я убеждался неоднократно. Выходя на указанные им точки, нужно было лишь подобрать при положении солнца и различном ветре направление проводки приманки. Ничего не бывает постоянного, со понижением температуры рыба понемногу ушла на русло, и нам было нужно перебираться на речку. А так как скоро наступили холода, рыбалку с лодки было нужно отложить до следующего года.
Анализ выездов в Рубежное привёл меня к следующим выводам:
• при цветущей и загрязненной воде лучше трудятся лёгкие широкие колебалки, которые возможно вольно проводить над травой;
• проводка зависит от беспокойства воды. По спокойной воде лучше подходит равномерная проводка с маленькими зависаниями блесны, а время от времени (в случае если разрешает глубина) давать ей возможность вертикально падать, легко подёргивая кончиком спиннинга;

• при волне более хорошо работает твичинг с долгими паузами, но, при наступлении холодов с просветлением воды всё-таки лучше (по-моему) подходят силиконовые приманки.
Принципиально важно подобрать форму, размер и цвет силикона. В этом замысле никаких догм нет, всё зависит от интуиции, основанной на опыте. Я увидел, что при различных погодных условиях для успешной рыбалки нужно подбирать разные по размеру приманки. Так, по негромкой воде у меня отличных показателей были при ловле на мелкие виброхвосты Mann’s, а при сильной волне лучше трудились те же Mann’s, лишь большие.

В построении этих умозаключений зимние дни летели незаметно, хотелось стремительнее проверить собственные выводы на практике. Зимние уловы хищника носили эпизодический характер и собственными размерами не радовали. Весной всё сильнее тянуло на открытую воду, когда разрешила погода, мы с Юрием Павловичем отправились в Гинеевку. На улов я особенно не рассчитывал. Весьма интересно было опробовать наработанные в Рубежном проводки силикона на реке. Дело в том, что прошлые годы весенняя ловля на Гинеевке меня не радовала, и мнение о ней у меня сложилось не весьма лестное. Сейчас же, вооружившись спиннингом Virus Pro Rod, я по новому оценил эти места. Раньше моё внимание отвлекали внешние факторы. Я наблюдал на рыболовов, снующих в поисках добычливого места, а время от времени легко слоняющихся по берегу людей. Сейчас же, имея в руках чувствительный спиннинг, я полностью концентрировался на проводке, на том, что происходит под водой. Всё то, что я слышал от бывалых «джигитов», сейчас стало мне ясно. Подводный мир читался, как открытая книга, время пролетало незаметно. Из этого состояния меня вывел резкий визг фрикциона…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

11 + шестнадцать =