Физические ресурсы океана

Физические ресурсы океана

В море в изобилии содержатся самые главные физические ресурсы: вещества, пространство и энергия, которые эксплуатировались человеком с незапамятных времен. В противоположность почва, которой возможно было обладать, море имело превосходную изюминку: оно принадлежало каждому, и какие бы ресурсы в нем ни имелись, их было достаточно для каждого. Моря были открыты для всех видов торговли, бесчисленность песчинок на пляжах вошла в поговорку, запасы соли были бесконечными, а свойство моря поглощать сбрасываемые в него отходы — нескончаемой.
Но времена изменились. Нас стало многократно больше, и любой из нас потребляет, по крайней мере, в среднем, больше веществ и энергии и образует больше, чем когда-либо, отходов. Более того, все большее число людей становятся жителями, и соответственно их отходы концентрируются в тех самых водах, в которых они желают купаться и ловить рыбу. Подобно этому, и такие новые виды ресурсов, как нефть, не распространены равномерно везде, и новые суда через чур громадны чтобы плавать где угодно, а такие до.JO не теряющие собственных особенностей яды, как ДДТ, накапливаются в поверхностной толще воды Мирового океана.

Нам становится тесно в море, которое некогда было свободным и открытым; происходит интернациональная борьба, в которой желают выяснить, что под чьим покровительством и, в итоге, какой силой кто что будет осуществлять контроль.
Примером того, как и по какой причине изменилось отношение к физическим ресурсам моря — совершенно верно равно как и к биологическим, — может служить краткое описание истории развития интереса человека к марганцевым конкрециям. марганца окислов и Конкреции железа были подняты драгой в экспедиции на «Челленджере» во многих местах. Они возбудили большой интерес благодаря многим интересным изюминкам. Конкреции имели черный цвет и по форме напоминали картофелины либо, как говорилось в отчете английских ученых, шары для игры в крикет. Многие из них были многослойными, как луковицы, а у некоторых в сердцевине пребывали необычные предметы: зубы акул, либо слуховые косточки китов. Джон Мёррей и его сотрудники пришли к единому заключению, что эти конкреции появились в следствии химического осаждения вещества из морской воды, но они расходились во мнениях по поводу того, откуда попало в воду это вещество-с суши в следствии сноса либо из подводных вулканов. Стало известно, что кое-какие конкреции содержат медь и никель, но в то время концентрации этих минералов в конкрециях коммерческого интереса не воображали. Мёррей потом нашёл подобные конкреции в районах, где седиментация отсутствует — в весьма узких мелководных морских заливах (лохах) Шотландии, недалеко от резиденции «Общества Челленджера» в Эдинбурге. Это было похоже на изучения голландских морских геологов, проводивших геологоразведочные работы в водах Ост-Индии (Индонезии) частично по причине того, что на островах, являвшихся тогда колонией Нидерландов, были обнаружены богатые нефтегазоносные площади. После того как Индонезия стала свободной, голландцы открыли в Нидерландах одно из наибольших если сравнивать с когда-либо открытыми месторождениями в «Индиях» газоносное поле под Гронингеном — отчизной одного из самых выдающихся морских геологов.
При помощи глубоководного драгирования марганцевые конкреции находили , но они оставались только научным курьезом, а после смерти Мёррея конкрециями практически прекратили интересоваться. В следствии новых экспедиций и новых научных достижений в пятидесятых годах отечественного века интерес к ним опять начал возрастать. Были сделаны два открытия, в большой мере предопределившие будущее преобразование конкреций из курьезов в рудные залежи. Во-первых, на фотоснимках дна моря было найдено, что в некоторых местах конкреции в изобилии разбросаны поверх осадков, а кое-где образуют целые настилы наподобие булыжных мостовых. Их было значительно больше, чем предполагали ранее. Благодаря прогрессу в аналитической химии, случившемуся со времен Мёррея, произошло и второе открытие. Мой сотрудник Эдуард другие химики и Гольдберг нашли во всех конкрециях множество элементов, а в некоторых из них — содержание металлов никеля, меди и кобальта, превышающее один процент. Со времен Мерея случилось еще одно изменение. Ветхие и более богатые рудники на суше истощились, а находки новых отличных пуд не могли удовлетворить спрос скоро развивающегося индустриального общества. Поэтому было нужно добывать руду значительно более низкого качества, и самые низкокачественные руды на суше стали близки к самым отличным залежам на дне моря. В то время как геохимики обучились измерять скорость образования слоев марганцевых конкреций, и вдобавок скорость аккумуляции красных пелагических илов и глин, на которых залегали эти конкреции, появилась захватывающая научная неприятность. Осадки накапливались, по крайней мере, в сто раз стремительнее, чем увеличивались слои марганцевых конкреций, но конкреции все же пребывали на поверхности этих отложений. Еще и сейчас ученые не пришли к неспециализированному согласию в объяснении этого парадокса. Очень возможно, что это сложное явление. Но представляется, что кое-какие конкреции находятся на поверхности по причине того, что они перемещаются в следствии прерывистых и случайных толчков, создаваемых бентосными организмами. Перекатывание конкреций по поверхности аккумуляции машинально ведет к их перемещению вверх. Но эта догадка не растолковывает, как имели возможность появиться целые «мостовые» конкреции. Быть может, последние образуются при размыве осадка, когда появляется обогащенный неотёсанными обломками пласт с конкрециями, подобный каменным мостовым, формирующимся на поверхности пустыни, развеваемой ветром.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × 2 =