Американцы на запретной земле

Фото Валентина Ушакова

Иностранный коммерческий рыболовный туризм в России, вероятно, начался в восьмидесятые годы. И как ни странно, в строго запрещенном для туристов иностранных государств,
тем более капстран, месте.

Все началось с приездом из США в Москву в Росохотрыболовсоюз президента рыболовной ассоциации «Trout Unlimited» (TU) Билла Девиса, который изъявил желание сотрудничать с нами в разных сферах деятельности и, в частности, в рыболовном спорте. Спустя несколько лет новый президент «TU» мистер Воршм попросил организовать для членов их ассоциации рыбную ловлю семги на Кольском полуострове. Такое желание аргументировали уникальностью популяции кольского лосося. Поймать такую рыбу мечтает каждый американский рыболов. Подобная просьба поставила нас в тупик, поскольку этот регион строго-настрого был закрыт для любого иностранца, тем более для американцев.

Со своей стороны они обещали взять на себя все расходы, связанные с поездкой, а за рыбную ловлю заплатить в бюджет области 30 тысяч долларов. После длительных размышлений было принято решение поехать в Мурманск и попытаться убедить руководство области сделать исключение для американских коллег.

Первый секретарь мурманского обкома КПСС крайне возмутился нашему предложению и в резкой форме спросил: «Вы что, не знаете, что на эту землю не ступала ни одна иностранная нога?!» Мои доводы о том, что гости будут под особым контролем и наблюдением, что всю пойманную за два дня рыбу выпустят в водоем (принцип компании «TU»  — «поймал-отпусти»), что не нанесут никакого ущерба окружающей среде, никак не поколебали чиновника. Только когда прозвучал основной аргумент о пополнении облбюджета на 30 тысяч долларов, строгий секретарь смягчился — может быть, стоит попробовать?

Было дано поручение председателю облисполкома, который в свою очередь поручил всем инстанциям изучить возможности для такого эксперимента. И началось «хождение по мукам». Согласование необходимо было получить в ОблКГБ, Мурманскрыбводе, облкомитетах по туризму и охране природы, научных организациях, в частности, институте рыбного хозяйства. Надежды на положительное решение было мало, но желание победить бюрократизм возрастало.

Два моих весомых аргумента — 30 тысяч долларов и отсутствие ущерба области — помогли подойти почти к финалу. На удивление, вопрос в КГБ решился без особых усилий. При согласии почти всех властных структур, в рыбный институт я шел с легкостью и без капли сомнений в положительном решении. Однако ученые выступили против. Дело в том, что лосось очень нежная рыба. Если она травмирована крючками блесны, при появлении даже капельки крови она засыпает и выпускать ее «в родной дом» бессмысленно.

Неужели весь мой труд по согласованию пошел насмарку? Пришлось убеждать иными аргументами. Во-первых, лов рыбы будет осуществляться только нахлыстом, на искусственную мушку с одним крючком. В этом случае процент гибели рыбы по научным данным некоторых стран минимальный, всего 1-2 %, а не 20-30 %, как при ловле блеснами. Приведенные данные зарубежных коллег поколебали наших ученых. Во- вторых, неужели наша страна обеднеет от возможной гибели нескольких рыбин? И в-третьих, на 30 тысяч долларов можно будет значительно пополнить водоемы рыбопосадочным материалом. На этом дискуссия была завершена и вскоре вынесено решение о согласии на приезд американских любителей нахлыстовой рыбной ловли в Мурманскую область.

В 1987 году впервые в истории нашей страны на Мурманскую землю прибыли американские граждане разных профессий, но все любители-рыболовы с приличным стажем. Из Мурманска добирались поездом. Проезжая город Апатиты, мы старались отвлечь гостей от неприятного ландшафтного пейзажа, похожего на последствия атомного взрыва.

После размещения на рыболовной базе Мурманского областного общества охотников и рыболовов направились к месту ловли — к реке. Спустя два-три часа, как туристы уже ловили рыбу, вдруг раздались ружейные выстрелы в их сторону. Оказалось, стреляли местные «хозяева» реки — браконьеры. Стало жалко им отдавать кому-то «свою собственность». Мы срочно вызвали соответствующие органы, которые объяснили хапугам, что это американцы, которым рыба как продукт не нужна. Еще одной неприятной неожиданностью стал несчастный случай с иностранцем, который, запутавшись в браконьерских сетях, чуть не утонул. В итоге все закончилось благополучно и все остались довольны. Рыболовы почувствовали силу русской семги, а власть — твердость валюты.

После этой эпопеи мы неоднократно предлагали Минрыбхозу, местным госчиновникам начать развивать иностранный рыболовный туризм, который смог бы значительно пополнить государственную казну. Но все это необходимо было поставить на государственные рельсы. Однако через несколько лет получилось обратное. На Кольском полуострове на наших природных ресурсах стали наживаться иностранные компании, строя с согласия местных властей так называемые «джинт венче», совместные предприятия по организации лицензионного лова семги. Теперь, к сожалению, они там правят балом…

Источник

No tags for this post.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать − 17 =